Их зачитали на клубе в честь 125-летия поэта

Год выдался щедрый на литературные юбилеи: Сумароков — 300, Алексей Толстой, Сухово-Кобылин, Аксаков — 200, Бальмонт — 150, Чуковский – 135, Паустовский, Цветаева — 125, Ахмадулина, Распутин, Вампилов — 80. Каждое имя по-своему важное и находит отклик у многих. Но есть среди них автор, чьи произведения впиваются нам чуть ли ни с пеленок, с ними мы проводим детство, свое, детей и внуков — это Корней Чуковский. Неудивительно, что именно ему Национальный союз библиофилов (НСБ) посвятил заседание.

Людмила Ларионова и Михаил Сеславинский на фоне постера, выпущенного тиражом 10 экземпляров и сразу ставшего редкостью. Фото: Василиса Глухова

Обычно многие юбилеи отмечаются по указу сверху, из-под палки или для галочки. Но это не про библиофилов: они сами выбирают темы встреч, куда приносят соответствующие реликвии и рассказывают о них с искренним запалом неформально. Заседание про Чуковского – не стало исключением.

– Десять лет назад мы сформировали оргкомитет по празднованию 125-летия Чуковского, – вспоминает председатель НСБ, глава Роспечати Михаил Сеславинский. – Провели много живых мероприятий, посвященных поэту, выпустили маркированный конверт с его портретом и даже издали в полном виде «Чукоккалу» с внучкой поэта Еленой Цезаревной. Это издание – самое драгоценное из моей коллекции Корнея Ивановича, так как я приложил к нему руку, и Елена Цезаревна оставила мне в нем памятную надпись.

Тогда я со своими дочерьми и женой приехал в переделкинскую усадьбу Чуковского, где растет чудо-дерево, куда мы забрасывают ненужную обувь. Девочки загадали желания и я тоже – попросил дерево, чтоб оно послало мне хороший автограф поэта. Оно помогло, но лишь через несколько лет, будучи обременённым тысячами детских просьб. Зато это оказался прекрасный автограф Александра Блока Корнею Ивановичу на сборнике «Седое утро».

Ирина Зайцева и Борис Хайкин. Фото: Василиса Глухова

История может показаться сказочной, но дальше – хлеще. Объявили, что на адрес резиденции НСБ пришла телеграмма. От самого Чуковского К. И. Вот что он написал: «Искренне приветствую участников юбилейного заседания. Благодарю за память обо мне. Тронут. Желаю новых автографов, книг, графических шедевров к моим изданиям». Телеграмму выставили на дружеский аукцион. Экспертизу назначали после покупки.

Гарольд Злочевский и Леонард Чертков. Фото: Василиса Глухова

Возможно, это подделка из венского музея подделок, – нашелся кто-то.

Эта вещь точно родом из Москвы, – воскликнул знаток. – И вообще то, что представлено в австрийском музее – ерунда по сравнению с тем, что творится на столичном аукционном рынке. Каждую неделю что-нибудь находим, иногда даже с экспертизами.

Заведующий отделом Государственного литературного музея «Дом-музей К.И. Чуковского» Сергей Агапов рассказал об истории его создания и экспозиции. Фото: Василиса Глухова

Благо, члены НСБ – люди бывалые, на подделки не покупаются. Оригинальные, прижизненные собрания Чуковского из своих коллекций они представили на экспертизу коллегам. Среди них – сказки «Телефон» с рисунками Константина Рудакова (1926 и 1928) и Владимира Конашевича (1936), «Федорино горе» с иллюстрациями Владислава Твардовского (1926 и 1928), редкое белорусское издание «Мойдодыра» с иллюстрациями Юрия Анненкова (Минск, 1928)…

Михаил Афанасьев. Фото: Василиса Глухова

– Я принципиально не взял детские книги, – заявил директор государственной публичной исторической библиотеки Михаил Афанасьев. – Принес издания «Англия накануне победы» и «Англия накануне победы»», которые относят к периоду, когда Чуковский был в Англии. В них он попытался сформировать положительный образ англичан среди русских. Кстати, мне посчастливилось познакомиться с Корнеем Ивановичем. Я был студентом первого курса, когда кафедра детской литературы повезла нас к нему в Переделкино. Мы приехали, и он сразу велел взяться за грабли и расчищать его участок от опавших листьев. Потом читал свои стихи, а мы должны были угадать, как они называются. Пытались – пытались, но каждый раз он говорил, что только что придумал эти строчки. Вот таким замечательным был Чуковский.

Источник

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ: