Теперь ГМИИ им. Пушкина точно не станет эрмитажным филиалом

Никто уже и не удивляется тому, что чекисты задерживают аж целого замдиректора Эрмитажа по строительству Михаила Новикова, а суд помещает его под домашний арест на пару месяцев. Эрмитаж — со всеми его филиалами и хранилищами — активно строится, ширится, расцветает, где, как не здесь, весело и задорно «осваивать бюджеты». Точной информации из органов — зачем и почему задержали — пока нет, но все обнамекались, что это след арестованного ранее замминистра культуры Пирумова. Как бы то ни было, грустно всё это и позорно. 

фото: ru.wikipedia.org

Вопрос первый и главный, который возник в связи с последними событиями: что стало поводом? Проверка Эрмитажа аудиторами Счетной палаты РФ? Или так называемое «дело реставраторов»?

В СП нам сообщили, что проверяли государственный музей за последнее время дважды — в 2015 и 2016-ом году.

Первая проверка показала, что так и не были построены ряд объектов, которые планировалось сдать. Произошло это, цитирую «из-за отставания подрядчиков от сроков выполнения строительных работ, к которым не были применены меры гражданско-правовой ответственности». Назван и один из таких подрядчиков — ЗАО «Балтстрой» (госконтракт на сумму 1,2 млрд. рублей). Кроме того, СП выявила, что Эрмитажем принимались и оплачивались работы, выполнение которых не завершено. Из-за нарушения проектных работ сроки сдачи фондохранилища перенесены с 2016 на 2018 год. СП уточнила: это может повлечь риск его удорожания.

Вторая проверка снова указала на «Балтстрой». Причем нарушений уже с его стороны стало в разы больше. Вот только одно из выявленных: «В связи с ненадлежащим строительным контролем со стороны Эрмитажа «Балтстрой» без согласований заменил часть работ и материалов на более дорогостоящие. Стоимость реставрации в результате увеличилась более чем на 140 миллионов рублей». Но даже не эти 140 миллионов стали поводом для обращения в Генпрокуратуру. «Балтстрой» поставил под угрозу само существование здания (строители не сделали гиброизоляцию, стали намокать стены), на реконструкцию которого затрачено более 2,7 млрд рублей!

— Как это ни печально признавать, но не проверки СП и не обращения в Генпрокуратру РФ были поводом для задержания и ареста, — говорит наш источник в спецслужбе. — Иначе это произошло бы давным-давно. Новиков чувствовал себя непотопляемым благодаря тому, что лично знал питерского миллиардера Дмитрия Михальченко, в холдинг которого входит компания «Балтстрой», и зам министра культуры Григория Пирумова, который курировал вопросы реставрации и строительства всех музейных объектов.

Когда их задержали, замдиректора «Эрмитажа» сильно напрягся. Но он до последнего в злой рок не верил благодаря удивительным перипетиям судьбы: тогда ведь арестовали еще и крупного чиновника Минкульта Бориса Мазо, а на его место поставили сына Новикова Артема!

Если честно, чем была вызвана такая комбинация, никто понять не мог. Но именно она давала Михаилу Новикову иллюзию неуязвимости.

Михаил Новиков.

«Погорел» зам директора Эрмитажа, по данным «МК», на показаниях экс-замминистра культуры Григория Пирумова. Благодаря следствию стали известны «особенности» современной реставрации. Сам Пирумов по-прежнему сидит в «Лефортово», расследование его уголовного дела уже завершено, оно вот-вот будет передано в суд.

Читайте материал «Замминистра культуры Пирумов в СИЗО «Лефортово» объявил о революции»

В уголовном деле, по которому Новиков попал под домашний арест, фигурирует сумма в размере около 4 миллиардов рублей. При этом предполагается вменить ему помимо мошенничества еще и 210 статью: следствие уверено, что совершить хищение было невозможно без создания для этого преступной группы. В этом случае в ближайшее время стоит ожидать новых задержаний. Но будет ли среди подозреваемых Артем Новиков, как предположили СМИ?

— Вы только вдумайтесь в ситуацию, — говорит директор «Реестра культурных ценностей» Владимир Рощин. — Отец — отвечает за строительство и ремонт «Эрмитажа». А сын — возглавляет Департамент в Минкульте, который все это курирует. Налицо конфликт интересов. По идее ведь сын должен был спрашивать с отца за каждый рубль, потраченный на обустройство «Эрмитажа». Спрашивал ли? Знакомые мне эксперты-реставраторы сейчас вовсю обсуждают эту ситуацию. Многие удивлены, что следствие только сейчас «открыло глаза» на то, о чем они все хором давно заявляли…

***

Руководитель Эрмитажа Михаил Пиотровский от комментариев отказался, служащие музея говорят, что никакой шумихи у них не происходит, всё работает в штатном режиме. «МК» дозвонился до питерского депутата Александра Кобринского, который связал культурный переворот с политикой.

— Если бы вся история с Эрмитажем была реализована после скандала в Минкульте по «делу реставраторов», особых вопросов не возникло бы. Мы спокойно ждали бы решение следствия и суда. Но вдруг директор Эрмитажа, академик Пиотровский выступил против передачи Исаакия РПЦ, после чего начались обыски, домашний арест его зама…

Эти нехорошие совпадения не исключают вариант, когда действия правоохранительных органов представляют собой наказание за какие-то политические шаги. Это называется «избирательное правоприменение». В свое время Ельцин любил назначать на должности людей, на которых у него был компромат, чтобы в случае необходимости можно было пустить его в дело. Не только у меня есть ощущение, что эта практика далеко не ушла. Это очень удобно, когда все на крючке, особенно такие видные деятели, как Пиотровский…

Еще недавно Михаил Новиков с гордостью показывал журналистам здание Биржи на стрелке Васильевского острова, а Михаил Пиотровский называл процесс реконструкции здания «образцовой стройкой». В феврале же Новиков заверил журналистов, что строительство нового фондохранилища Эрмитажа на Школьной улице идет по графику (при том, что ранее там выявили миллиардные хищения), претензий к подрядчику нет, работ выполнено на 250 млн рублей, еще около 450 млн предстоит освоить подрядчику. И тут – как гром – очередной раскат коррупционного скандала в Минкульте.

Наш источник, приближенный к Пиотровскому, сообщил, что Михаил Борисович «отошел после скандала, так как к делу его не привлекают». Хотя обычно при таких обстоятельствах в цивилизованном мире люди с совестью отходят не от скандала, а от дел. По собственному желанию подают в отставку.

фото: ru.wikipedia.org
Михаил Пиотровский.

Ведь многим ясно, если подчиненный что-то крутил, начальство не могло быть не в курсе. Пиотровского это не касается. Ему после заявления об РПЦ, скандальной выставки Фабра и нынешних происшествий нелегко. Теперь ГМИИ им. Пушкина точно не станет филиалом Эрмитажа. Хотя их давно намеревались объединить, так как в питерском музее в разы больше шедевров и Пиотровскому, как доверенному Путина, доверили бы бюджет под такое слияние. Но, кажется, теперь ему это не грозит…

Кроме того, арестованный ныне Новиков обещал, что новое фондохранилище возведут к 2019 году и откроют в 2020-м, общая стоимость составит порядка 3,6 млрд рублей. Останутся ли эти планы в силе или будут сорваны – не ясно. Под угрозой и восстановление Биржи – здание и так два года не отапливалось и покрылось плесенью. Теперь же куратор проекта сидит под арестом, а ФСБ проверяет финансовые потоки.

По пирумовскому «делу реставраторов», — из-за которого пострадала, в частности, Изборская крепость на Псковщине, — нам в свое время давал очень грамотный анализ депутат Лев Шлосберг. Звоним ему и сейчас, дабы правильно расставить смысловые акценты по следующей серии скандала.

— За последние десятилетия самый большой урон сфере реставрации был нанесен — как это ни странно может звучать — законами о государственных и муниципальных закупках. Сфера реставрации объектов культурного наследия — это сфера деятельности уникальных специалистов, которых система высшей школы не рождает: человек, закончивший вуз по специальности «реставратор», должен проработать долгие годы, прежде чем он сложится как профессионал. Он становится человеком штучным. И, как правило, эти специалисты в течение всей жизни работают над одними и теми же памятниками, допустим, фрески реставрируются в течение десятков лет… А система конкурсных закупок, где главным критерием является цена, приводит к уничтожению профессиональной реставрации в России, причем, очень быстро.

— И как следствие этого — появляются авантюристы и шарлатаны?

— Появляются компании, которые берут к себе на работу просто людей с дипломами, выполняют формальные требования государственного конкурса и выигрывают. Они ничего не могут реставрировать качественно, потому что уникальный специалист на подложную работу не пойдет. Соответственно выросла целая плеяда гопников от реставрации, главной целью которых является доступ к деньгам. По закону в техзадании должны быть перечислены все действия подрядчика. А вот представьте, вы «раскрываете» памятник XI-XII веков, и пока специалист не снял верхние слои штукатурки, вы не можете понять, как объект устроен. То есть в принципе не можете разработать проект, не проведя кропотливые и дорогостоящие исследования.

— То есть контрактная система всё губит?

— Она устроена так, что до конца астрономического года любой ценой надо завершить работы, освоить деньги и подписать акты. И вся эта система стала работать против специалистов.

По тому же Изборску: ту работу, которую по нормативу надо было делать четыре года, было предписано сделать за шесть месяцев! Ничего, кроме уничтожения памятника, за этим стоять не может. Сами-то работы посчитаны по финансовым нормативам.

Вот представьте, в год вы реально можете освоить 50-60 млн. рублей, а тебе говорят — вот тебе 300 млн. и чтобы 25 декабря был подписан акт! Соответственно, условно говоря, всё, что свыше 60 млн., будет либо выброшено на ветер, либо украдено. И в такой системе честных людей не осталось вообще. А остались чиновники и заинтересованные лица, которые заранее договариваются, какие будут технические задания, какие будут выделены деньги.

Представить себе такой уровень коррупции в культурной сфере еще 20 лет назад было невозможно, потому что еще было много святых людей, к которым было невозможно прийти и сказать — слушай, у нас есть 100 миллионов, мы тебе выделим на работу, 30% наши, а на остальное — делай как получится. А сейчас это стало правилом. И в этой системе не осталось компаний, готовых работать честно и по закону.

— И что мы имеем в итоге?

— Арест Пирумова и исполнителей заказа, которые шли через его ведомство, — не решил проблему никак. Система осталась прежней. Она продолжает работать на тех же принципах. И никаких действий по перестройке самой системы не предпринято. Мы можем ужасаться каждому новому случаю воровства на культуре, но сама система построена так, что в ней можно только воровать. Делать дело невозможно. Но все эти эпизоды выливаются в итоге в полную катастрофу культуры.

Источник

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ: