Прогулки по воде с Алиной Орловой

Тонкая, изящная, немного эксцентричная «сирена» с необычным тембром голоса. Садясь за клавиши, она становится похожей на сказочную девушку-птицу из каких-то древних мифов. Некоторые сравнивают ее с Ренатой Литвиновой, но в Алине, в отличие от первой, нет ничего рокового, больше легкости и простоты. Другие называют ее вильнюсской Ройшн Мерфи, и здесь, пожалуй, можно найти чуть больше параллелей. Но все равно, какие бы аллюзии не возникали, Орлова – самобытное явление на современной сцене, и как говорят многие критики вместе с любителями качественной интеллектуальной музыки – лучшее, что появилось в Прибалтике после Brainstorm. О нежной любви к ней московской публики можно судить по внушительному количеству поклонников, собравшихся на прошедшем в столице концерте.

Фото предоставлено пресс-службой ВДНХ.

Отец артистки – поляк, который родился в Литве, мать – русская, родом из Воронежа. Когда еще ее родители были маленькими, их семьи были высланы в Казахстан, где они жили в одном доме, подружились, когда выросли – стали встречаться и переехали в Литву. Там уже родилась Алина, впоследствии закончила литовскую школу в Висагинасе – городке, где преобладает русскоязычное население. Уже с детства девочка точно знала, что будет заниматься искусством, рисовала, любила литературу и историю, а вот точные науки, по ее словам, очень быстро были запущены. После школы будущая певица пыталась поступить в художественную академию, но эта история не сложилась. Азам фортепиано она научилась в музыкальной школе, но вспоминает, что подбирать песни любимых артистов и намурлыкивать их себе под нос было куда интереснее, чем разучивать классическую школьную программу. А потом пошли свои тексты и аккорды: Орлова убеждена, что сочинить композицию «специально» невозможно, ничего не получится, и опусы должны просто рождаться, сами по себе. Вероятно, поэтому она не очень любит давать интервью, говорить о музыке, как-то ее объяснять. «Вообще, когда я что-то говорю, получается странно, мне лучше петь», — бросила девушка фразу на выступлении, прошедшем в рамках серии концертов «Сонграйтеры».

Дебютный альбом, с выходом которого барышня сразу обратила на себя внимание и вызвала интерес у публики, появился в 2008 году. Он назывался «Laukinis suo dingo» (в переводе с литовского – «Дикая собака динго»). Название было позаимствовано у советского писателя Рувима Фраермана, написавшего одноименную повесть. На самом деле до этой пластинки в 2005 году был выпущен неофициальный сборник «Belekokie», куда вошли демо и лайв-версии авторских композиций и каверы на «Летели облака» ДДТ, «Кукушку» Виктора Цоя, «Creep» Radiohead. В самом начале пути британские музыкальные критики, заметившие певицу, окрестили ее творчество «бодряще-мрачным балтийским фолк-попом», но сейчас такое определение кажется бледной тенью того, что создает Алина, игнорируя любые стилистические рамки. «Литовский – как вода, русский – как огонь», — говорит она, создавая песни на двух этих языках, а также иногда на английском. В последний год у нее появляется все больше и больше произведений на русском, часто под впечатлением от чтения книг российских писателей. Неудивительно, если вдруг в будущем она освоит еще какой-нибудь язык и начнет писать на нем – Орлова как будто всегда находится в полете, в бесконечном эксперименте, при этом сохраняя минимализм звучания – только ее голос и фортепиано, ничего лишнего.

Фото предоставлено пресс-службой ВДНХ.

«Смотрите, нас разделяет вода!», — как ребенок восхищалась певица, выйдя к зрителям. Площадка для нее была подобрана идеально – большая сцена, расположившаяся прямо посреди пруда в одном из московских парков. Места для слушателей тоже соорудили на воде, на большом понтоне. Складывалось ощущение, что вместе с главной героиней вечера все присутствующие перенеслись в иную реальность. Атмосфера места полностью сочеталась с атмосферой музыки. Все композиции Орловой – емкие, лаконичные, эмоциональные, такие, что не успеваешь уставать и как будто смотришь слайды на старом диапроекторе – завораживает и не надоедает. Судя по произведениям и комментариям между ними, Алина – существо с какой-то другой планеты. Некоторые ее ремарки заставляли улыбнуться и по-доброму посмеяться: «Это песня на литовском, которая называется «На Луне», — объясняла она, — на Луне нет школ, там никто не болеет ангиной, там машины не сбивают оленей, и всем бесплатно раздают булочки… Ну это я давно написала. Еще в школе…А эта композиция называется «Девушка у бара». Она стоит там одна, зажав монетку в руке, и на нее никто не смотрит – ни тот, у кого она ночевала вчера, ни тот, с кем познакомилась сегодня». Невольно вспоминаются причуды Жанны Агузаровой. Ближе к финалу артистка сыграла кавер на «Heroes» Дэвида Боуи. Почему-то именно эту песню после его смерти перепевают в память о нем многие музыканты по всему миру. В Москве до Алины это сделали Depeche Mode на своем большом концерте. Тогда, правда, большая часть публики не узнала легендарную вещь в другой аранжировке. Чтобы избежать подобных недоразумений, певица устроила своим слушателям небольшой ликбез, мягко подведя их к тому, что она собирается исполнить. Хотя девушка и называет себя интровертом, кажется, с теми, кому близка ее музыка, они понимают друг друга с полуслова.

Источник

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ: